Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить

Создать аккаунт

Поля помеченые(*) обязательны к заполнению.
Имя *
Логин *
Пароль *
Еще раз пароль *
Email *
Еще раз email *
Капча *
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]


Высоким чувством окрыленный, 
Когда-то в давние года 
Придумал кто-то день влюбленных, 
Никак не ведая тогда, 
Что станет этот день любимым, 
Желанным праздником в году, 
Что Днем святого Валентина 
Его с почтеньем назовут. 
Улыбки и цветы повсюду, 
В любви признанья вновь и вновь… 
Так пусть для всех свершится чудо — 
Пусть миром правит лишь любовь!

Автор неизвестен

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Был у меня такой друг Стасик, со всех сторон положительный. Старомодные убеждения, верит в любовь до гроба, людей подвозит и животных кормит. Завидный такой жених был. И очень даже симпатичный. Работа, имущество недвижимое и на колёсах — всё «при нём».

Вот с таким счастьем рядом довелось мне пройти некоторый отрезок своей жизни. Я сама себе завидовала, подруги шептали: «Держись за него! Только не упусти!», как про воздушный шар.
Я и держалась, да и он не отпускал меня. В общем идиллия наша длилась.... но невечно.
Однажды пришёл мой жених домой какой-то весь не в настроении, глаза отводит. Я допыталась, и он признался, что встретил моего бывшего мужа. Случайно. Здесь нужно пояснить, я с бывшим мужем никак не общаюсь, и наши отношения нельзя назвать дружескими совсем. Дальше я понимаю, что я сама никогда не показывала фото, не рассказывала о своём муже, и в соц. сетях его в друзьях у меня нет. «То есть, он сам нашёл его и знает, как он выглядит?». Но это было только началом.



Допустим, он его узнал, допустим, что это было действительно случайно. Но дальше мой нынешний избранник зачем-то к бывшему подошёл, представился и решил поговорить. Они вышли закурить и завели речь обо мне. Мне вроде бы и скрывать нечего, но я очень напряглась и захотела узнать, что же они обсуждали. Уровень моего потрясения уже зашкаливал. Мой идеальный жених смущённо пояснил мне, что понимает, что зря он это сделал. Оказалось, Стасик просто расспрашивал моего бывшего супруга, какая я, что я за человек и так далее.

У меня потекли слёзы, я, наверное, первый раз столкнулась с таким предательством: за моей спиной человек, с которым мы живём, с которым мы планируем семью, знакомится с бывшим, с которым я не общаюсь, да ещё и выясняет у него подробности обо мне, — у меня это в голове не укладывалось. «Как можно? Как так можно???» — повторяла я в истерике. Как ты мог, Стасик?

Словно и этого мало, добавлю, что бывший тоже хорош, придумал половину фактов обо мне, а мой благородный Станислав потом ещё меня ещё и допрашивать пытался, что из этого правда. И поставил меня в ситуацию, когда я должна объяснять чужую клевету. Крайне неприятно оправдываться за то, в чём вообще-то и не виновата.

Я потом осознала, что в один миг у меня к нему пропало уважение, как к человеку и как к мужчине. Я бы ещё поняла двух базарных бабок, которые за спиной что-то обсуждают и вынюхивают, но я бы с такими тоже не стала общаться, но взрослый мужчина, который пытался за спиной копаться в прошлой жизни женщины, с которой он собирался строить жизнь, — это настолько низко и грязно, что для меня его мужской приоритет как-то сразу сошёл на нет. Одним поступком он полностью перевернул мнение о себе, моё доброе отношение и убил все чувства. Не смогла я оправдать, понять и простить.

Я всегда думала, что любой мужчина готов за одно неверное слово о своей девушке как минимум возмутиться, как максимум убить, и уж точно не говорить о ней за её спиной с кем бы то ни было, а тем более каким-либо образом общаться с бывшим.

А отношения с идеальным Стасиком резко сошли на нет... И я стала понимать, что означает банальная приевшаяся фраза о том, что нужно друг друга прежде всего уважать. Никогда не считая себя категоричной, я я не смогла перешагнуть через мужские сплетни.

Мужчина может быть слабым, ошибаться, косячить, иногда капризничать и даже плакать, но нельзя мужчине превращаться в обычную бабу....
Источник



1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]


Выдающийся русский актер Георгий Бурков был уверен, что Россия обречена на то, чтобы ее власти всегда терроризировали и обирали ее

Актер Георгий Бурков (1933-1990) всю жизнь вёл дневник, довольно точно передающий народные настроения. В своих записях он не только размышлял о кино и театре, но и о – русском обществе и истории. Он не верил в то, что граждане страны когда-нибудь сумеют перестать быть расходным материалом: любая власть в России будет продолжать дело своих предшественников – грабить страну.

Вот только несколько цитат из этого удивительного документа:

1971 год:

 Все мы – концлагерная самодеятельность. Очередь за пивом – антиправительственная демонстрация.

1974 год:

Чем больше я знакомлюсь с подробностями разворачивающихся событий в Китае, чем больше я вникаю в характер отношений в нашем искусстве, тем ясней для меня становится, что я свидетель процессов необратимых, что я современник тех безответственных элементов, которые посягнули на свободу народную и добились успеха. «Народ не обманешь» или «Истина восторжествует» – это просто слова, ещё более обманчивые, чем те, которые произносятся людьми, сидящими наверху сейчас. Идея не состоялась. Бандиты будут играть с народом ещё долго в завинчивание гаек и в выпускание пара, но никогда никаких искренних движений души по отношению к народу у них не будет. Расстаться с иллюзиями! Решительно и навсегда! Жить (даже изворачиваться) ради истины.

У меня нет Родины, ибо у раба её не может быть. Но если она у меня есть, то внутри меня, и так у многих. Но мы живём на чужой территории, нашу Родину оккупировали коммунисты. Это не татаро-монголы, это свои, и, пожалуй, в этом секрет их успеха. Они нас заставили быть чужими. Они приписывают нас к одному месту, но не к тому, где ты родился и вырос. Малая родина – этот бандустан, явление обманчивое, лживое.

Мы – лимитчики, т.е. профессиональные штрейкбрехеры [т.е. нанятые вместо забастовщиков]. Предательство, зависть – давно стали частью имперской политики коммунистов.

 И  никогда коммунисты не представляли интересы рабочего класса. Никогда. В основном это осколки и неудачники из всех слоев русского общества. Они истребили основу – крестьянство и интеллигенцию. Теперь их можно уговорить, умолить уйти с исторической сцены, но не истребить, не рассчитаться за содеянное. Неправда, что это уже другие люди. Это идеологические дети тех, первых, Бесов. Но их уничтожить нельзя ещё и потому, что они – это мы. Наиболее агрессивных (подавляющее большинство!) придется долго уговаривать вернуться в подполье. А потом терпеть их террор (жертвоприношение! Но не то, о котором говорил робкий Тарковский), как сейчас мы терпим рэкет и др. уголовщину. Это наши дети, братья, сестры.

И так будет всегда!

1976 год:

Вся Россия была клеймена, пересидела по острогам, лагерям, каторгам и тюрьмам. И лишь в лихие времена, когда возникла смертельная опасность для нации, русский народ поднимался, да и то не сразу, на защиту Родины и отстаивал своё право жить опять двусмысленно – и в государстве и вне государства.

Интересно, русский Христос какой-то удивительно мирный и глубокий в Своём смирении... И страдания Достоевского – как это по-русски!

Когда у русских родилась идея: сами варягами можем быть? Неизвестно пока. Одна «ошибка» ведёт за собой другую. Общество усложняется, и простая идея теряется среди мелочей, случайных и никчемных, сама превращаясь в никчемную и случайную. Но из хламья идут излучения, заражающие людей уже неизвестно чем. И от зуда, от догадок, от мучительных воспоминаний люди сходят с ума, делают ещё большие ошибки, кончают самоубийством. Государство в кровь вошло, отравило нацию на долгие века. Люди не могут жить уже без власти, без подчинения. Появились апатия, лень, обломовщина, карамазовщина и т.д.

1978 год:

Удивительную черту советской интеллигенции наблюдаю в течение долгих лет. Почти вся советская интеллигенция оппозиционно настроена к власти. Но это не мешает устраиваться в жизни именно за счёт власти. Вот вышагнул Солженицын, не выдержал. И от него ждут, что он скажет о тех, «несчастных», которые остались в архипелаге. Они, конечно, публично отрекутся от него, но он-то должен понять: это так, будто бы всерьез. И т.д. Если удастся протащить в книгу или фильм кукиш в кармане, это в закоулках выдаётся чуть не как акт неповиновения или крупной диверсии.

Герой в нашем советском представлении – это человек, «сознающий» историческую ответственность, которая на нём лежит, т.е. хорошо понимающий, что он Герой. Так может думать человек, лишённый, как правило, юмора. Или просто глупый. И ещё: обязательный в соцреализме элемент подхалимства. Постоянные преграды привели к тому, что мы ищем героя там, где его и не было: не пьёт, работает нормально, без прогулов – и герой.

Обнаружил удивительное явление – вырождение и упадок советской аристократии. Всемогущие партийные деятели, военачальники, писатели, артисты, чекисты, ученые и пр. сталинские соколы – они были во всех сферах общественной деятельности – ушли из жизни и оставили своим детям огромные квартиры-хоромы, сказочные дачи в подмосковных лесах, редкие фотографии, многочисленные награды и неумение жить, неприспособленность к волчьей московской жизни. На смену сталинским гигантам идут другие, деловые и денежные люди, но это не их дети.

1983 год:

Меня выбрали в правление общества СССР–Колумбия. Почему? Кого я представляю в этом обществе? Кого представляют другие? Кого представляет само общество? И зачем оно вообще? Кому польза от этого фиктивного общества? Почему на него тратят деньги? Зачем отрывают от серьезных дел взрослых людей и превращают их в смехотворные декоративные фигуры? Много ещё вопросов! Вообще-то я не дурак и хорошо понимаю, что это общество – одно из средств проникновения в другие страны и наведения нужных «нам» мостов. Общество дружбы – удобное и хорошо отработанное орудие идеологической экспансии, великолепная крыша для диверсий. Не зря же этим занимается военная (так я думаю, догадываюсь) разведка. Им и зарплата идёт. Нас же, марионеток, могут за шмотками свозить, ну и мир показать любознательным, непьющим. Ну, а при чём же здесь «первичная» организация? Что это за идея? Да ещё новая? Вкратце идея заключается в следующем: первичная организация – это Государство, в разнообразных и многочисленных проявлениях. Другого и не может быть. Мы, советские люди, нигде и никогда никого не представляем. Мы – маскарадные маски, в которые постоянно рядится Государство, «наша» первичная (и единственная) организация! Все это записываю к разговору о Государстве, к общему разговору.

 И ещё. Если взять какое-либо «общество дружбы» в его естественном, изначальном, виде, очистить от государственной направленности и непомерных Государственных нагрузок, то это «общество» может принести действительную пользу народам в их стремлении узнать друг друга и понять, что им нечего делить и нет никаких причин воевать друг с другом. Это особый разговор на серьёзную тему «Международные связи». Они, естественные связи, опасны для нашего Государства.

1989 год:

Зона.

СССР – это огромная зона.

С посылками, свиданиями, родственными вызовами и выездами. И совсем не оттого, что мы чего-то добились, нас не сажают в лагеря. Просто из страны выкачали всё, что было возможно. Теперь стали качать оттуда. Дали послабление, т.е. создали возможности спасать и выкупать нас (менять Буковского на Корвалана, например).

Большевикам нужна атомная бомба для того, чтобы удержаться у власти, т.е. против своего же народа. Пройдет немного времени, и они начнут шантажировать весь мир, чтобы весь мир умолял нас, народ, не делать революции и терпеть этих упырей и содержать их.

Непрекращающаяся гражданская война против своего народа, колониальный режим, незаметное военное положение, а проще – всесоюзная зона. Всё это измотало народ. Он уже понял, что сегодняшняя передышка (ухудшение) несет нечто новое для него, народа-то. Новое и страшно. Если раньше разбазаривали природные ресурсы и культуру, то теперь, похоже, собираются торговать нами.

Коммунисты ситуацию в стране не контролируют. Но и никогда не контролировали. Они воюют с нашими народами, стравливают их. Оккупанты ситуацию не контролируют. Они её создают, усугубляют. Но сейчас ситуация странная. Создавая особое положение для себя, партия вступила в сговор (в долю взяла) обслугу, охрану и т.д. Халявщиков очень много. Рабский труд еле-еле их кормит. Надо отпускать рабов на заработки (на живца ловить – называется) за границу. Но так, чтобы валюта шла хозяевам.

Легкость, с которой мы входим в чужие страны (или вводим туда оружие) – Чехословакия, Венгрия, Польша, ГДР, Афганистан, Куба, Никарагуа, Китай, Вьетнам и мн. др., – говорит о том, что Запад вооружился не зря. Мы – профессиональные агрессоры. И не отказались до сих пор от идеи мирового господства, скромно называя эту идею «мировой революцией».

Недоразвитые и бездарные людишки продолжают терроризировать и обирать огромную страну.

И плодят, твари, подобных себе. Это катастрофа. Потом будут клянчить подаяние. Опять корми!

Победа в Великой Отечественной окончательно развалила русских. И, естественно, позволила большевикам держаться до сих пор. Ведь Победа дала право думать, что путь правильный: лагеря, соц. реализм и пр. И безкультурье. Падение в будку. Мы выбрали «родное» рабство, рассчитывая на то, что у коммунистов оттает сердце. Дураки! Мы ввергли себя в большую глупость и униженность... Что может быть мучительней?! Но я никогда не скажу, что выбор был сделан правильный. Раб на выбор не способен. Такова судьба. Раба.

Сталин хорошо учёл опыт истории. Был Робеспьер, был Наполеон и был Луи Филипп.

А Сталин все это собрал в одном! И не из-за большого ума. А из животного страха и из владения искусством партийной интриги.

Долой ваш театр! Прежде всего долой ваш строй, вашу организацию дела, где на первом плане охранительные функции.

Как создать новое русское общество? Ведь его не создашь без новых финансовых отношений. Нельзя по-прежнему отдавать все деньги коммунистам, оставляя себе на еду и одежду, – а кучковаться где-нибудь на пустыре, в лесу.

Через «свободные выборы» и через «свободно выбранных» депутатов партия заставит оппозиционеров заниматься разгребанием 70-летних завалов, созданных партией. Оппозиционеры надорвутся, пройдет 5 лет. Потом еще 5 лет. Лишь потом появится возможность убрать большевиков от власти. Но уйдет Горбачев и придёт другой, который переименует партию и посадит её на новое кормление. Судя по низкой культуре и нравственности народа, необходимо лет 15 воспитывать в народе знания и совесть. Источник





 
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]



Надя и Антон были прекрасной молодой парой, и могли стать счастливыми мужем и женой.

Им завидовали все знакомые. Надя - умница и красавица. Антон старше ее на два года, привлекательный и перспективный молодой человек. Они познакомились в престижном ВУЗе.

После окончания университета он получил работу в крупной компании, где ранее проходил стажировку. В этот же год ему по наследству досталась квартира в центре города.

Они встречались уже два года, и Надя сразу сказала, что не приветствует сожительство и так называемый «гражданский брак». Поэтому Антон ждал хорошего момента, чтобы сделать ей предложение.

Все было как в кино: катание на лошадях, ужин при свечах, играет романтическая музыка... Он встает на одно колено, достает кольцо в бархатной коробочке и говорит заветные слова: «Будь моей женой!»

Надя не думала ни секунды, и сразу согласилась. Подготовка к свадьбе заняла два месяца, родители невесты наняли свадебного организатора, чтобы избавить себя от лишних хлопот. Выбрали лучший ресторан в городе, заказали выездную церемонию. А родители жениха подарили молодым свадебное путешествие на Мальдивы.

Все было именно так, как хотела Надя. Возможно, это звучит немного эгоистично, но она хотела воплотить в жизнь все свои мечты об этом особенном дне. Со стороны жениха не было никаких особых идей, поэтому он доверил все своей невесте.

У них так было заведено. Если возникали какие-то разногласия, Антон старался идти на компромисс или же просто уступал. Надя хотела свадьбу зимой – пожалуйста, выбрала старинную мебель – не вопрос, не хочешь жить в центре – поменяем квартиру. Так было до свадьбы.

Антон считал, что они в долгу перед родителями за то, что они оплатили свадьбу, а Надя думала – что так и должно быть. Но она оба была очень благодарны, ведь эти воспоминания останутся на всю жизнь.

Больше всего Наде понравился выбор платья, они с мамой объехали почти все свадебные салоны города, пролистали сотни каталогов и, наконец, остановили свой выбор, на длинном платье с расшитым стразами корсетом. Также они долго выбирали торт, цветы и другой декор для зала.

Самой главной частью этой истории – должен был стать медовый месяц.

Это была двухнедельная поездка в шикарный отель на самом берегу океана. Их поселили в номер для новобрачных, но оказалось, что он не такой, как хотела Надя. Антону номер понравился, все было на высшем уровне: кровать в форме сердца, огромные зеркала, много цветов и свечи. Надя посчитала убранство вульгарным и потребовала предоставить им другой номер с классическим интерьером. Это был последний раз, когда Антон согласился с женой.

Ей не нравилось практически ничего: еда не вкусная, шторы не того цвета, на пляже попадаются острые ракушки, слишком шумно, не подходящая музыка. Ее претензии не заканчивались. Последней каплей стало, когда она сказала: «Жаль, что мы доверили твоим родителям выбирать курорт! Нужно было все брать в свои руки!»

Прошла всего неделя, но Антон уже готов был лететь домой. Его терпение кончилось. Он позвонил матери, та предположила, что может быть Надя беременна? Он спросил Надю, но она опровергла. Тогда они поссорились окончательно. Надя привыкла быть всегда правой, ее родители и Антон почти ни в чем ей не отказывали. Она была уверенна, что так будет всегда.

Антон сказал, что специально во всем ей уступал, чтобы добиться ее согласия. Он думал, что после свадьбы жена начнет о нем заботиться и уважать его мнение. Его отец рассказывал, что тоже долго ухаживал за его матерью, баловал ее вниманием и подарками, во всем соглашался. Потому что жена должна будет это делать для мужа всю оставшуюся жизнь.

Они не смогли купить обратные билеты, потому пришлось дожидаться вылета в разных номерах и гулять по райским пляжам в одиночестве.

После возвращения домой они сразу подали на развод. Родители уговаривали их еще подумать, немного пожить вместе, может быть сходить к психологу. Но Надя только возмущалась: «Я не хочу провести с этим деспотом ни минуты своего времени!!!»

Антон решил, что никогда больше не пойдет на поводу у девушки: либо она его уважает с самого начала, либо им не по пути! Источник




1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]


Она стояла на пороге, улыбалась: «Вот и я. Зови меня просто Маша». «Проходите, – говорю, – Меня зовут Алексей. Раздевайтесь». Маша засмеялась: «Зачем же на вы? Нет, Леша, давай уж на ты».

Сняла плащ, поставила огромную сумку и решительно вошла в комнату: «Времени мало, где начнем?». Я сказал, что мне все равно.

Эту услугу мне посоветовал друг. В отличие от меня он женат, но как-то его жена с детьми уехала на все лето на дачу, друг заскучал посреди недели. И нашел сервис «Жена на час». Его рассказ мне страшно понравился, одному все-таки бывает грустно вечерами. Решил попробовать, вызвал эту Машу, крутобедрую брюнетку лет сорока. Я вообще люблю брюнеток с крепким телом.

Маша тем временем уже сама начала в комнате. Она деловито заправляла постель, которую я не убирал месяц, и ворчала: «Мог бы и сам, а то рад все свалить на жену. Небось, и посуда немытая?» Я радостно ответил: «Да! Там целая гора!».

Маша быстро пошла на кухню: «Да ты совсем уже! Еще и сковородки?».

Я сел на стул, положил ноги на другой стул и с наслаждением смотрел, как Маша возится с посудой. Она мыла ее ловко, но молча.

«Не, так не пойдет, – говорю. – Какая же это жена?»

Маша улыбнулась: «Ой, отвлеклась, извини. Тебе как лучше – погромче или занудно?». Лучше занудно, сказал я.

И Маша стала зудеть, как я ей надоел, испортил жизнь, а она сегодня только сделала маникюр, а тут я со своей посудой, совсем ничего не могу, ужасный человек, зачем только она за меня вышла.

О, это было прекрасно. Сказать, что я получал удовольствие – мало. Я был в восторге. Но тут Маша вдруг обернулась: «Нет, а что ты молчишь? Что ты скажешь в свое оправдание?» Я сел поудобней: «А я чертовски устал на работе…» Тут Маша взбесилась: «Ах, ты устал? Вчера бухал с друзьями весь день и устал, да?» Тут она вежливо поинтересовалась: «Можно разбить одну тарелку?» Я кивнул: «Да, вон ту, с трещиной».

Маша грохнула тарелку об пол: «А я не устала, да?»

Боже, как это было эффектно и как похоже на нормальную семейную жизнь. Да, мне вдруг захотелось нормальной семейной жизни, хотя бы на час. Могу я, разведенный три раза, позволить себе эту слабость? И даже ее оплатить. На такое денег не жалко.

Маша собрала осколки, вымыла пол, вытерла пыль. Открыла холодильник: «Слушай, так не годится. Тут должно быть пиво, а не только пожухлая колбаса». Зачем, спрашиваю, пиво? «Ну как? – засмеялась Маша. – Это же лучший повод еще поругаться». А, говорю, точно, но мне неохота в магазин. Маша грозно произнесла: «Ничего вы, мужики, не можете!»

После чего достала из своей большой сумки три бутылки пива: «Все нужные средства я ношу с собой!» Одну убрала в холодильник, а две отдала мне: «Спрячь где-то, я должна буду найти». Ту, что она убрала, Маша тут же достала: «Это еще что, а? Тебе вчера было мало?». И вылила пиво в унитаз. Злобно взглянула на меня: «Так! Ты не скандалишь, значит, у тебя есть точно заначка!»

К нашему огорчению, заначку Маша нашла очень быстро, в шкафу, между постельным бельем. Вот зараза, рассердился я. «Может, перепрячешь?» – спросила она. Нет, говорю, у нас с тобой будет другая игра – носки! И я показал ей корзину, где валялись постиранные носки. Их надо было рассортировать попарно. Маша с тоской взялась за носки, а я прилег на диван.

«Давай включай свой футбол, – приказала она мне. – А я буду дальше зудеть». Нет, отвечаю, какой футбол без пива? Да и нет в мире зрелища интересней, чем хмурая жена, которая сортирует носки. И вообще мне теперь хотелось разговора по душам.

«Ну вот еще! – вскрикнула Маша. – Нахамил мне, а теперь – по душам, да? Может, извинишься?» И минут десять мы препирались, кто из нас виноват. Я лежал на диване, Маша сортировала носки, мы ругались, это было наслаждение, это был дикий экстаз. Это была настоящая семейная жизнь. Наконец, я назвал ее дурой, Маша заплакала. Причем так натурально, что я даже вскочил с дивана и обнял ее за плечи: «Маша, ну извините, я увлекся…» Она взглянула глумливо: «Ага, извинился-таки! Ну давай по душам, что за проблемы?»

И я долго рассказывал, какой тупой у меня начальник, как мне тяжело на работе, какая маленькая зарплата, как меня никто не ценит, как трудно мне жить, и как соседи тоже достали. Маша отложила носки, села рядом, посмотрела в глаза: «Милый, но я же рядом. Я же всегда буду рядом с тобой, не волнуйся. Хочешь, принесу тебе пива?»

Ты же, говорю, его вылила. «Нет, – улыбается. – Те две бутылки я спрятала. Будешь?»

Она принесла стакан, наполненный пивом… но в этот момент у нее запищал телефон. «Ой, извини, Леша, время вышло. Мне пора!» Я умолял Машу продлить еще на час, обещал заплатить по двойному тарифу, потому что мне еще очень хотелось пожаловаться на жизнь. Но Маша уже спешила в прихожую: «Не могу, сегодня еще два клиента, я очень востребована. Сколько вас таких, несчастных мужиков, которым нужен не секс, не какой-то разврат, а просто обыкновенная жена – хотя бы на час».

И ушла. Я вылил пиво в раковину, мне и без него было хорошо. Какая же Маша чудесная жена, настоящая, как в жизни. И теперь я уже точно знал, что вызову Машу примерно через месяц. И это будет особенный вечер, потому что я «заболею». Буду лежать в кровати с температурой 37,3 и страдать. Пусть Маша попрыгает вокруг, пусть! Источник